Шаблон загружен с сайта http://www.cooltemplates.ru

ЛИТЕРАТУРА НА БОРТУ
Творческие маршруты яхты «Валери»



Газета "Книжное Обозрение", 02.02.2015  

  Нет ничего более увлекательного, чем находиться внутри путешествия. Известно, что путь — состояние особое; путники, например, освобождаются от соблюдения поста. Это сакральное действие, занятие, расширяющее горизонты сознания. В путешествиях всегда происходит непредвиденное, обманываются ожидания, открываются истины, встречаются друзья. Если путешествие творческое — оно будет интересно вдвойне. Так решил художник и капитан парусной яхты «Валери» Александр Астрихинский, основатель проекта «Творческие путешествия по Средиземному морю», и вместе с единомышленниками разработал несколько программ по фото- и киноделу, контактной импровизации, живописи и литературе. Последнее направление получило такой отклик, что буквально за один сезон переросло в самостоятельные проекты «Всемирная литература в путешествиях» и «Литературное мастерство на борту». Всемирная литература в путешествиях Первый литературный маршрут прошел в мае 2014 года по Эгейскому и Ионическим морям. Участникам предстояло пересечь всю Грецию — с востока на запад. От Южных Спорад к островам Ионического моря. 620 миль. Две недели. Путешествие называлось «Круиз Серебряного века» и было посвящено античности и ее осмыслению русскими поэтами-символистами. Александр Астрихинский организовал его при участии «MediaШколы» при газете «Аргументы и факты» и заведующего Музеем Серебряного века (ГЛМ Дом В. Я. Брюсова) Михаила Шапошникова. Путь пролегал по греческим островам и городам-алтарям мировой культуры и искусства: Кос — Нисирос — Астипалея — Анафи — Санторини — Милос — Идра — Афины — Коринф — Навпактос — Итака — Лигия — Паксос — Корфу. По пути экипаж совершал экскурсии по археологическим и историческим музеям, набирался эмоций и запасался топливом для творчества — чтобы потом, во время морских переходов, засесть за сочинительство. «Миф как настоящее» — так Астрихинский определяет идею путешествий с историческим ракурсом, и в этом смысле «Круиз Серебряного века» — не что иное, как маршрут-метафора. В XII веке до нашей эры аргонавты вышли из Эгейского моря, прошли Дарданеллы, Мраморное море, Босфор, Черное Море, ходили к берегам современной Абхазии. Возвращаясь, они побывали на острове Анафи в Эгейском море. По легенде, внезапно поднялась буря, и Аполлон поднял из моря этот маленькой остров, чтобы спасти мореплавателей. Заночевали в его гавани и участники «Круиза Серебряного века». На борту «Валери» знаток литературы Серебряного века Михаил Шапошников прочитал цикл тематических лекций о поэтах-символистах, в своих духовных исканиях наследовавших героям Древней Эллады, о происхождении древнегреческой трагедии и влиянии древнегреческого театра на концепции русского символизма, призвал к осмыслению «аполлонического» и «дионисийского» методов творчества. В кают-компании звучали стихи Иванова, Андрея Белого, Сергея Соловьева, Валерия Брюсова, Дмитрия Мережковского, Александра Кондратьева. Девизом путешествия стало программное стихотворение Андрея Белого «Золотое руно» (1903): Золотея, эфир просветится и в восторге сгорит. А над морем садится ускользающий солнечный щит. И на море от солнца золотые дрожат языки. Всюду отблеск червонца среди всплесков тоски... Намеченную здесь образную систему, основанную на греческом мифе об аргонавтах, Белый продолжает и в известном произведении «Аргонавты» (1904), где описывает сгруппировавшийся вокруг него в 1903–1905 годах кружок молодых людей, которых объединяли эсхатологические настроения, «устремления к заре», к преображению мира. В «Аргонавтах» Белый рассказывает о планах главных героев. Один аргонавт, вертя тростью, мечтал о создании собственного журнала «Золотое руно». Сотрудниками его должны были стать сами аргонавты, а знаменем было бы Солнце... Солярный культ был определяющим для поэзии Серебряного века. Михаил Шапошников формулирует его как «солнечный интерес»: миф о солнечном месте, стремление к духовному свету, — и поясняет, что это определяло и стилистические особенности поэзии русского символизма, например, частотность употребления неточной рифмы «солнце — сердце». Золотое руно — символ солнца, отблеск вечного счастья. Аргонавтический миф — это миф о достижении вечного света; к этой цели нужно стремиться, преодолевая необыкновенные трудности, подобно аргонавтам. И конечно, экипаж «Валери» преодолевал их на своем пути и прошел все испытания погодой, ветрами и штормами, побывал даже без воды — но зато с настоящим пиратским ромом и звенящими строками из «Золотого руна»: И, блеском объятый, светило дневное, что факелом вновь зажжено, несясь, настигает наш Арго крылатый. Опять настигает свое золотое руно... Другим значимым интересом поэтов Серебряного века был мифологический интерес к Древней Греции. Например, мистерию Диониса — его смерть и возрождение, торжественно отмечавшиеся в Древней Греции каждый год — Вячеслав Иванов понимал как событие, трагизм которого не литературный, но жизненный; а современный ему этап истории России трактовал как движение от аполлонизма к дионисийству, к разгулу стихийных сил, называя его «правым (то есть справедливым) безумием». Погрузившись в атмосферу мифов Эллады, «новые аргонавты» осмысляли их вслед за поэтами-символистами. «Мы воспринимали все через призму поэзии, — делится капитан. — Мы шли с востока на запад, на солнце — этот вектор, этот тон был задан программным стихотворением Андрея Белого «Аргонавты», и у нас было ощущение своего собственного поиска золотого руна — это не только мое мнение, об этом говорили и другие участники. Благодаря тому что мы соединили образ аргонавтов, поэтику Серебряного века и сложный маршрут, наш переход обрел другое значение: мы не просто идем, а идем за смыслом, за солнцем, за открытиями на этих островах. Нам сопутствовала поэзия, поэтому и удалось многое написать — стихи и путевые зарисовки мы собрали в бортовой журнал». С 16 по 30 мая 2015 года «Валери» повторяет «Круиз Серебряного века». Лекционная и творческая части останутся прежними, а маршрут поменяется: Бодрум — Кос — Калимнос — Лерос — Патмос — Донуса — Миконос — Делос — Наксос — Парос — Сирос — Тинос — Андрос — Кея — Афины. Следующий круиз из серии «Всемирная литература в путешествиях» будет посвящен Италии и ее творческому наследию (25 июля — 8 августа 2015 года). Итальянская литература подарила миру немало жанровых изобретений, которые участники смогут освоить и применять в своем творчестве. Хрестоматийный пример — комедия масок, или комедия дель арте, возникшая в XVI веке: ее принцип социальных типажей использовался бессчетное количество раз, от «Балаганчика» Блока до комедийных сериалов. Кроме комедии масок итальянцы придумали и развивали такой жанр, как новелла, — эта короткая увлекательная форма ведет свое начало от «Новеллино» и «Декамерона» и становится одним из любимых жанров нобелевского лауреата Луиджи Пиранделло. Канцоны и сонеты, мадригалы, пасторали и буколики, бурлески и бернески, памфлеты и пародии, мистерии и миракли — все эти жанры будут подробно разобраны в летнем круизе «Секреты итальянской литературы». «Валери» пройдет вдоль побережья регионов Кампания, Ланцио, Тоскана и Лигурия по маршруту: Амальфи — Капри — Искья — Понца — Анцио — Санта-Маринелла — Орбетелло — Портоферрайо — Ливорно — Пиза — Специя — Генуя. Зимой, когда яхта находится на верфи, «Всемирная литература в путешествиях» выбирает сухопутные маршруты. Так, 18 января 2015 года в рамках литературного выезда в Хельсинки при поддержке международного фестиваля «Аврора Бореалис. Северное Сияние» состоялась открытая лекция поэта Алексея Ланцова о финской литературе и самых значимых ее достижениях. На вопрос, что она дала человечеству, почти каждый ответит: «Калевалу» и «Муми-троллей», — но не каждый знаком с творчеством Алексиса Киви, автора «Семерых братьев» (1870), первого финского романа, написанного по-фински (до этого литературным языком Финляндии был шведский), поэтов Йохана Людвига Рунеберга, Эйно Лейно, Эдит Сёдергран, Раббе Энкеля, Эвы-Лиисы Маннер, Ласси Нумми, — а ведь это классики мирового масштаба. Не осталась в стороне и современная поэзия: Алексей Ланцов представил вниманию слушателей стихотворения Леви Лехто и Пяйви Ненонен. Зимнюю программу «Всемирной литературы» продолжит путешествие в Белоруссию: в феврале запланирована поездка в Минск, посещение книжной ярмарки, знакомство с самыми значимыми именами белорусской литературы и, конечно же, традиционный мастер-класс по путевой прозе. Травелог: как и о чем писать в путешествии Познать мир вокруг и зафиксировать свои впечатления — основная задача писателя-путешественника, для решения которой лучше всего подходит форма травелога. Слово «травелог» пришло из английского и обозначает описание путешествия. Иначе говоря, это путевая проза, рассказ о поездке или экспедиции — в художественной или документальной форме. Также часто используется термин тревел-стори, путевая история (аналогично роад-муви, «дорожному кино» в кинематографе). Путевая проза всегда популярным жанром, при этом популярность его стабильна и не зависит от господствующей на книжном рынке моды так же, как популярность фантастики: бума может и не случиться, но свои читатели есть всегда. Развитие путевой прозы шло по двум направлениям: художественному и документальному. Самый ранний художественный травелог написан в двадцать третьем веке до нашей эры — это шумерский «Эпос о Гильгамеше». Также до нас дошли «Странствия Синухета» (XX в. до н.э.), «Рамаяна» (III–II вв. до н.э.), «Одиссея» Гомера (VIII в. до н.э.), Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря (58–50 гг. до н.э.), «Энеида» Вергилия (29–19 гг. до н.э.), «Сатирикон» Петрония (I в.), «Метаморфозы, или Золотой осел» Апулея (II в.). В новое время на золотую полку художественной литературы о путешествиях встали такие книги, как «Жизнь и странные, удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, описанные им самим» Даниэля Дефо (1719), «Путешествия в некоторые удаленные страны мира в четырех частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей» Джонатана Свифта (1727), романы Жюля Верна, первый из которых, «Пять недель на воздушном шаре», был опубликован в 1863 году. Травелог документальный также развивался со времен античности и имел свои поджанры: были известны периплы (от греч. «плыть кругом, огибать») — описания морских путешествий и перигезы (от греч. «путеводитель») — описания странствий по суше. Периплов, в свою очередь, тоже было два вида: репортаж-описание дальних путешествий или плавания вдоль берегов — и практическое руководство мореплавателю, то есть справочник, где можно было прочесть об особенностях и опасностях морского пути, удобных гаванях, возможностях пополнения на берегу запасов воды и необходимых припасов, расстояниях между пунктами и т.д. Самый ранний из таких периплов (середина IV века до н. э.) приписывается греку Скилаку и содержит описание побережий Черного и Средиземного морей. Для современных литераторов травелог — это прежде всего удобная форма непосредственной фиксации впечатлений; постижение и закрепление образа другого мира, а если травелог художественный, то его создание. Один из признаков хорошего травелога — особый взгляд на мир, так называемый взгляд чужака (дихотомия «свой — чужой»). Есть и другие жанровые отличия: рассказ может быть подкреплен историческими свидетельствами; в нем может быть сопоставительный анализ (что было на территории в прошлом, что теперь); довольно частый ход — рефлексии автора (его ожидания и увиденная реальность); помимо физического перемещения тела в пространстве этот жанр предполагает и метафизическое путешествие, в финале которого происходит если не взросление, то как минимум умудрение — как повествователя, так и читателя. На занятиях по литературному мастерству сначала подробно изучается теория — и затем применяется на практике. Лучшие работы всегда публикуются, бортовой журнал пополняется очерками и рассказами, а коллекции впечатлений — яркими воспоминаниями.

 


вверх страницы